Арзамасский район
Арзамасский районАрхив новостейКартаГалерея

Видеть перспективу

Арзамасский машиностроительный завод А.В. Климашин возглавил меньше года назад. Тогда вместе с ним на завод пришла команда из шести человек — молодые, энергичные руководители. И через два месяца объем выпускаемой бронетехники вырос вдвое...

Но по порядку. До Арзамаса Анатолий Викторович успел поработать почти на всех крупнейших автозаводах России. Двадцать шесть лет — день в день — на КамАЗе. Пришел туда молодым специалистом по распределению после окончания Куйбышевского политехнического института. Прошел практически все ступени производства и коммерции. Закупки, продажа, экономика. Да и тот опыт, что он получил на КамАЗе, — его же никуда не денешь... А в г. Горький, на ГАЗ, его попросил приехать В.Н. Беляев. Год проработал А.В. Климашин на ГАЗе заместителем генерального директора.

А.В. Климашин приветлив, очень обаятелен, его улыбка будто освещает кабинет, в котором и состоялась наша беседа. Но как же холоден бывает его взгляд, когда сталкивается с некомпетентностью в любом проявлении... Каким жестким может быть глуховатый голос. Даже просто находясь поблизости, чувствуешь сильный характер, умение приказать и спросить.

Сам собой напрашивается вопрос: «Какое качество в характере руководителя вы считаете главным, обязательным?» — и получаю неожиданный ответ: «Терпение». Не могу удержаться, спрашиваю: «А вы сам терпеливый человек?»

А.В. Климашин (посмеиваясь). Да, я очень терпелив, но иногда хочется «выхватить шашку». Но нельзя, надо сдерживаться. А вообще руководитель тогда чего-то стоит, когда умеет держать под контролем четыре вещи: кадры, финансы, уровень технологии, продажи. Вот если он может контролировать все это, значит, работает нормально.

Следующий вопрос к директору просто вертится на языке: «Как встретили на заводе?» Анатолий Викторович ненадолго задумывается, но отвечает прямо (он вообще не любит недомолвок).

А.В. Климашин. Как встретили, говорите? Я думаю, настороженность была. Даже не сомневаюсь в этом. И у рабочих, и у инженерного корпуса. Осторожность - она в таких случаях бывает всегда. Да ведь я не один приехал, нас целая команда единомышленников. Да, было, было. А когда понял, что лед сломался, стал считать, что приняли? Люди все разные, и восприятие разное. Но вот реальные факты: машин выпускаем вдвое больше, чем было до нас. Зарплата выросла, выплачивается без задержек. С 1 августа 2002 года ввели талоны на питание для рабочих в наших заводских столовых, каждому выданы талоны на 10 рублей в день. Главное, растет объем производства. Отсюда и все остальное, все возможные блага.

Конечно, КамАЗ - более высокотехнологичное производство, чем даже ГАЗ. Большегрузные автомобили. С другой стороны, у ГАЗа более давние традиции. Но КамАЗу в чем повезло: он собрал «сливки» - кадры со всех автозаводов Минавтопрома. Мы съехались туда с разных концов страны со своими мнениями, мыслями, традициями. А это помогает работе, вносит здоровую струю. И мы все были романтиками. Ах, какими мы были романтиками! Как горели желанием горы сдвинуть! Оптимизма было - ого-го! Да я и сейчас оптимист, иначе не был бы на этом месте.

Когда предложили это самое место - я ведь знал, что увижу. Кстати, оборудование в цехах работоспособное. Мы делаем детали с такой точностью, как на ГАЗе, скажем, не делают. У нас допуска - 3 микрона, а там в лучшем случае - 13 на шейке коленвала двигателя. Там массовое производство, а у нас все-таки специальное, и технические требования более жесткие, чем в автомобилестроении.

Знал я, куда шел, все знал! Параметры завода мне были известны. Я ведь на ГАЗе работал заместителем генерального директора по бизнесу дочерних зависимых обществ. Этот завод также входил в группу заводов, которые я курировал. Его экономика была мне абсолютно понятна.

Каков сегодня потенциал завода? Потенциал - это прежде всего люди. В первые дни я никаких оценок не давал - людей еще не знал. Но вот сейчас, спустя 10 месяцев, могу сказать, что на заводе довольно большой костяк квалифицированных специалистов. Им по силам решать самые серьезные задачи. Есть, конечно, кое-где и закомплексованность, и проблемы с трудовой дисциплиной. Но это вопросы решаемые.

Из более сложных проблем - выстраивание отношений со смежниками. У нас ведь это в основном предприятия оборонной промышленности. И эти сложности — проблема всего оборонного комплекса страны. Но вот со сбытом проблем нет. А с запчастями даже выходим на свободный рынок и можем их выпускать столько, сколько потребуется.

Боевая техника идет и за рубеж, много закупают наши внутренние силовые структуры. Да и гражданская техника на базе БТР имеет большой спрос - это автобусы, грузовики. В труднопроходимой местности они незаменимы.

Да, можно гордиться техникой, выпускаемой на заводе. Заслуженные БТР-70, БТР-80, БРДМ-2 - они делали заводу славу. Но сейчас у нас на конвейере в производстве серийных машин стоит такой красавец! Заканчиваются на нем работы, это БТР-90 (наша беседа проходила в начале августа 2002 года). Принципиально новая бронированная машина. Сейчас ее, что называется, «ставят на колеса». Это первый образец. За этой машиной будущее. Другая серьезная техническая разработка — тоже принципиально новая 5-сту пенчатая коробка перемены передач для УАЗа.

Тоже моя головная боль. Выход нового серьезного изделия, отработка его, постановка на производство — всегда вещь непростая! И для рабочих, и для инженеров, и для руководителя предприятия.

Приезжал как-то к нам на КамАЗ академик Патон, собирал молодых специалистов. Он нам так говорил: «Умный человек всегда найдет выход из любого трудного положения. А мудрый в него не попадет». Эти слова стали с тех пор для меня чем-то вроде жизненного девиза. Авторитетом для меня был и остается Виктор Николаевич Поляков. Он нас учил работать на заводе как положено, с полной отдачей. Есть нерешенные вопросы — значит нельзя уходить домой, пока не будет найдено решение. Не уходить от острых вопросов. Не откладывать дела «на потом».

Мой рабочий день начинается в семь утра. Плохая привычка, но я уже иначе не могу, я везде так работал и раньше. А заканчивается — как получится, но во всяком случае после семи вечера.

Смотрю на генерального, слушаю, как жестко формулирует он принципы управления производством, какие оценки дает и заводу, и его людям; вижу, что весь он живет заботами своего завода. Но живой же он человек, в самом-то деле! Неужели так одним производством и полна его душа?

А.В. Климашин. Человек я как все, но времени свободного совсем нет. Приехал дело делать - так и надо делать! Ну вот два раза на футбол ходил, да. Как-то на концерт нашего музыкального коллектива удалось попасть. Понравилось, молодцы! А вообще-то отдыхать не привык. Я отдыхаю, когда знаю, что на заводе — порядок.

Я считаю себя счастливым потому, что довелось в жизни быть участником больших событий. Строили КамАЗ - это была величайшая стройка. Я хорошо знаю три автомобильных гиганта — работал на ГАЗе, КамАЗе, стажировался на Волжском автомобильном заводе.

Самое счастливое событие? И думать нечего — это когда сын родился, Виктор. Теперь-то он — Виктор Анатольевич, инженер, институт окончил в Набережных Челнах с красным дипломом. А его рождение было таким счастьем для меня!

На какое-то время разглаживаются суровые складки на лице А.В. Климашина, взгляд теплеет. Но только на минуту. Вновь - полная собранность, вежливое, но твердое: «Извините, у меня назначено совещание».

Генеральный директор чувствует себя всегда на посту и в ответе за все.

Да, наверное, заводу повезло. Пришли молодые, энергичные, грамотные специалисты, умеющие просчитать перспективу на годы вперед. Знающие, чего хотят, и умеющие работать. Завод явно на подъеме.

Весь модельный ряд. Бензогенератор hyundai.

Арзамас, карта сайта
Cайт Арзамаса, Арзамасского района