Арзамасский район
Арзамасский районАрхив новостейКартаГалерея

Отечество в надежных руках

Афганистан

В настоящее время на Арзамасском машиностроительном заводе трудятся более 20-ти воинов-интернационалистов, волей судьбы оказавшихся в «пекле» афганской войны. Среди них Виктор Иванович Романов, оператор заправочной станции отдела выдачи ТМЦ в производство. Участник боевых действий в Анголе в 1977–78 гг. Награжден медалями «От благодарного афганского народа», «За отличие в воинской службе» за участие в военных действиях на территории Афганистана.

– Виктор Иванович, сейчас многие молодые люди не хотят идти служить. Какие мысли и чувства были у Вас, когда Вы получили повестку?

– В наше время отдать долг Родине – считалось священной обязанностью каждого мужчины. Девушки даже косо смотрели на тех, кто не служил, и замуж за них не хотели выходить. Меня призвали в армию в 19 лет после окончания Чкаловского речного училища. На военно-морском флоте я и начал свою карьеру военного.

– Служба на флоте, на Ваш взгляд, чем-то отличается от службы в сухопутных или воздушных войсках?

– Морфлот – это особенный мир. Там не существует и никогда не существовало понятие «дедовщина». Мы все в одной «лодке». На корабле у каждого свой объект,

за который он отвечает до конца службы.

– Как Вы попали в «горячую» точку?

– Отслужив на флоте, я вернулся к жене в Арзамас. Вместе с ней мы отправились в Мурманск, где мне предложили командировку в Анголу. Но прежде нужно было доказать, что ты достоин этого.

На одно место претендовали трое военных. Я прошел по всем показателям. Однако, на сборах выяснилось, что я не состою в коммунистической партии и меня отстранили. Но волей судьбы меня все же командировали в Анголу, поскольку один кандидат не прошел по состоянию здоровья медицинскую комиссию, а второй, узнав, что в «горячую» точку отправят все-таки его, решил отметить назначение.

Да так крепко праздновал, что был не в состоянии явиться в назначенный день в штаб. В срочном порядке в Анголу улетел я.

– Что особенно запомнилось в те годы?

– Война – есть война. Всегда пистолет и автомат при себе, под кроватью ящик с гранатами… Но несмотря на все тяготы военного положения, отсутствие элементарных условий для жизни, мы знали, что все это временные трудности, и дома нас ждут горячо любимые и близкие люди. Мысль о доме всегда согревала душу и поднимала боевой дух. Из Анголы я вернулся с хорошей суммой денег. Сразу же купил себе «Волгу». В то время – неслыханная роскошь. И вот однажды приехал на ней в родной село Семеново Арзамасского района, земляки меня спрашивают: «Виктор, ты больше не служишь?»

Отвечаю: «Служу». Они: «А зачем тогда шофером работаешь?». «Да это моя машина», – говорю. Не поверили они, сказали, что даже председатель никак не может купить себе автомобиль.

– Потом был Афганистан?

– Из Мурманска мы с семьей вернулись в Арзамас. Я снова поступил на службу в войсковую часть №17845. Через некоторое время мне предложили отправиться в Афганистан. Я согласился, но никак не думал, что попрощаться с женой и детьми придется уже через три дня… Несмотря на ранги и звания, каждому воину хотелось вернуться оттуда домой. Афганистан – не приветливая страна. Если в Анголе к советским людям местные относились лояльно, то афганцы были настроены враждебно.

Нельзя было угадать, кто перед тобой – мирный житель или коварный враг. Днем афганцы всегда чем-то торговали, а ночью и стар и млад брался за оружие. Об их жестокости ходили легенды.

– Семья Ваша, наверно, очень переживала…

– Жене моей памятник нужно поставить при жизни, сколько она вынесла. Все вытерпела. Знаете, не сладко быть женой военного. А поженились мы еще до того, как я ушел в армию. Мне 19 было, ей – 18… Ждала меня моя любимая. Да и дети выросли на радость отцу – достойными гражданами своей страны. И старший, и младший сыновья пошли по моим стопам, выбрав карьеру военного. Еще раз повторюсь, защищать свою Отчизну – святая обязанность каждого настоящего мужчины.

 

Чечня

 

Распад Советского Союза в 1991 году вывел на поверхность множество проблем как во внутренней, так и во внешней политике. Многие республики, которые остались в составе России, были недовольны своей неавтономностью. Остро стояли вопросы прав регионов на землю. Наиболее трудная ситуация сложилась в Чечне.

Около 80 человек, работающих на АМЗ, прошли через обе чеченские компании. Михаил Васильевич Юрков, наладчик станков с ЧПУ МСЦ-4, один из тех, кого в те 90-е гг. отправили в «горячую» точку. Имеет наградной знак «За отличие в службе» II степени за участие в контртеррористических операциях на Северном Кавказе.

– Михаил Васильевич, расскажите, как вы попали в Чечню?

– Призвался в армию, где обучился мастерству вождения бронетранспортера. Вот тогда-то я впервые столкнулся с техникой Арзамасского машиностроительного завода. Потом, в числе многих других военнослужащих, меня отправили в Чечню. Первая (как ее потом окрестили) чеченская кампания была в самом разгаре.

И хотя прикреплен я был к службе машино-технического обеспечения, эхо войны доносилось и до меня. По состоянию бронетехники, которую привозили ко мне на ремонт, легко было догадаться, что переживали ребята на передовой…

– Из водителя БТРа Вы «переквалифицировались» в работника «сервисного центра»?

– Война учит людей многому. Техника нашим ребятам была необходима. Не раз бронетранспортеры под маркой АМЗ спасали жизни экипажей, буквально вытаскивая военнослужащих из-под обстрела. БТРы заводились даже с неполадками в двигателе, уходили с оторванными после взрыва колесами. Мне приходилось экстренно чинить, менять детали, прикручивать колеса от одной машины к другой. Бывало, что пригоняли самоходную технику из других частей. И вот однажды, когда я был занят ремонтом очередного броневика, рядом со мной упал снаряд, второй пробил крышу машины, задел и соседнюю… А я остался цел и невредим. Говорят, в рубашке родился.

– Это, наверно, был самый страшный и запоминающийся момент?

– Когда смерть смотрит тебе в лицо – не так страшно. Гораздо страшнее, когда твоих друзей увозят как «груз 200».

– Что дал лично Вам опыт участия в контртеррористических операциях? И каждый ли мужчина, по Вашему мнению, должен отдать долг Отечеству?

– Я понял, что значит чувствовать плечо товарища, научился относиться к людям с теплотой, потому что, никогда не знаешь, когда их не станет рядом… А вообще, мне

кажется, каждый уважающий себя мужчина должен отслужить в рядах российской армии. А вдруг завтра война? Кто встанет на защиту наших детей, жен и матерей?

– На Арзамасский машиностроительный завод устраивались целенаправленно?

– Думаю, что сама судьба так решила. На следующий год после демобилизации с Северного Кавказа, меня пригласили на АМЗ. И я согласился, тем более что был

знаком с каждым винтиком бронетранспортера. Вначале работал водителем-испытателем, а потом обучился на наладчика станков.

Теперь изготавливаю детали для «родной» техники. Мы с ней бок о бок многое прошли. Я-то точно знаю, что лучше наших БТРов нет!

 

Среди тех, кто оказался в те военные годы в Чечне, был и Евгений Александрович Веселов, токарь инструментального цеха. Награжден медалями «За воинскую доблесть» и «За отвагу» за участие в военных действиях на Северном Кавказе.

– Евгений, с каким настроением Вы шли в армию? Думали ли, что придется воевать?

– Повестка пришла, когда я уже работал на Арзамасском машиностроительном заводе. Пришлось уволиться. Весной 2000 года меня призвали в Вооруженные силы Российской армии в инженерные войска. Сначала была «учебка» в Подмосковье, потом воинская часть в Ростовской области. Конечно, тогда мы все знали, что на Северном Кавказе не спокойно, и попасть туда никому не хотелось.

– Все же судьба распорядилась, что Вы оказались в «горячей» точке…

– Наша часть расположилась в месте дислокации основных войск в Ханкале. Разместили нас в палаточном лагере недалеко от станции. Поначалу было страшно – то тут, то там раздавались автоматные очереди, были слышны взрывы, и нам, воспитанным в условиях мирной жизни, становилось не по себе. Но человек привыкает ко всему: со временем мы все стали воспринимать как должное.

– Вас определили сапером в роту разминирования. А у саперов, как известно, нет права на ошибку. Страшно было?

– Основная задача, которая стояла перед нами – разминирование подходов, ведущих к месту расположения врагов, а также проверка железнодорожных составов на наличие взрывоопасных предметов. Приходилось минировать и горные бандитские тропы и переправы. Часто нас на вертолетах доставляли в горы для того, чтобы мы разведали обстановку, нет ли здесь мин. Как правило, перед началом той или иной спецоперации, мы должны были расчистить путь для прохождения спецназа и заминировать подходы врагам. Не раз приходилось смотреть противникам в глаза…Это ощущение никогда не понять тем, кто не бывал на войне.

Так хочется, чтобы над головами наших детей всегда было мирное небо!

А. Дорофеева


Арзамас, карта сайта
Cайт Арзамаса, Арзамасского района