Арзамасский район
Арзамасский районАрхив новостейКартаГалерея

По местам былых имений

На баронских развалинах

Проверенный на прочность нашими российскими дорогами «пазик» бойко мчался через Шатковский, Лукояновский, Большеболдинский районы в сторону Гагино. В трясучем нутре автобуса разместилась небольшая научная экспедиция. В ее составе главный библиотекарь Государственной публичной исторической библиотеки России Е. Махнева, начальник отдела центральной системы детских библиотек Сарова С. Александрова, директор издательства арзамасского педагогического института С. Никонов, главный редактор журнала «Арзамасская сторона» С. Кондаков и другие. Чем дальше отъезжаешь от крупных прокопченных промышленных центров, тем чище воздух и привлекательнее природа. А если брать наш нижегородский край, то ни один район практически не похож на соседний. У каждого что–то свое, неповторимое. Например, в Гагинском сразу бросается в глаза целая цепь высоких холмов над Пьяной. Дорога то вьется между ними, то взбирается на косогор, и тогда открывается такой великолепный вид на многие километры вокруг, что дух захватывает. Цель нашей сегодняшней поездки – найти бывшую усадьбу Жомини. Сей барон, современник Пушкина, личность весьма интересная и незаурядная. Родился в Швейцарии, служил у Наполеона, правда, от прямого участия в войне против России отказался. Его назначили сначала комендантом Вильно, потом Смоленска. Благодаря ему французскому императору удалось сохранить остатки своей армии от окончательного разгрома во время знаменитой переправы через реку Березину. Барон хорошо знал местность и выбрал лучший путь отхода войск. Однако у него вскоре не заладились отношения с генералитетом, и в 1813 году он перешел на службу к русскому императору под именем Генриха Вениаминовича. В нашей стране он оставил яркий след. Основал военную академию, написал множество трудов по военной теории и истории. Популярность его в те годы в обществе была весьма высокой. Лихой рубака и талантливый поэт Денис Давыдов даже в одном из своих стихотворений посетовал, мол, «Жомини да Жомини, а о водке ни полслова». Император пожаловал ему в нижегородской глубинке имение. Со стороны шоссе этот дом не видно. Летом он полностью скрыт в зелени деревьев. По рассказам старожилов, после революции здесь держали заключенных, жили эвакуированные, потом располагалась контора колхоза, затем пытались сделать что–то похожее на базу отдыха. По крайней мере, в подвале отгрохали сауну и кафе.

К имению ведет обычная проселочная дорога. Двухэтажный дом зарос со всех сторон кустарником. С трудом протискиваемся через приоткрытую створку дверей, по неширокой доске проходим над выломанным полом и попадаем внутрь. Все разбито, разворочено, выдрано. По старой скрипучей деревянной лестнице осторожно поднимаемся на второй этаж. Рамы и филенчатые двери сорваны с петель. В некоторых комнатах снят пол. Еще недавно здесь была уникальная литая винтовая чугунная лестница. Как напоминание остались лишь крючья, к которым она крепилась. С предосторожностями пробираюсь на балкон, который в любое время может рухнуть вниз. Вид сверху открывается бесподобный. Среди зарослей угадываются аллеи. Теперь все заброшено. И большой фруктовый сад, и парк. По пустым бутылкам на разбитых мраморных подоконниках ясно видно, кто посещает дом. Имение обречено. Одна непотушенная сигарета или спичка поставит окончательную точку в судьбе старой усадьбы генерала Жомини. Старожилы говорили, что несколько лет назад сюда приезжали родственники барона из Франции. Поохали, поахали, помахали руками и умчались обратно.

На графских развалинах.

От разбитого дома Жомини до настоящих графских развалин рукой подать. Несколько минут езды – и попадаем во дворец графа Пашкова. Точнее, бывший дворец. Он, безо всякого сомнения, жемчужина архитектуры начала девятнадцатого века. По сравнению с ним дом барона кажется небольшой избой. В советские времена в усадьбе располагался Ветошкинский сельскохозяйственный техникум. Имелись свои фермы, многочисленные подсобные строения. Но впоследствии учебное заведение ликвидировали. В начале девяностых страшный пожар начисто выжег нутро дворца. Кроме стен ничего не осталось. О каком–то возрождении и восстановлении не может идти и речи. Дворец потерян для нас навсегда.

Имение Пашковых, даже разрушенное, производит неизгладимое впечатление. Дорожки по–прежнему выложены красным кирпичом. Калили его, видимо, на совесть. Теперь на развалинах играют мальчишки, да порой любители легенд о сокровищах ищут в округе барские клады.

Под сенью Пушкина

В нашей стране больше всего повезло усадьбам, которые так или иначе связаны с творчеством великих писателей и поэтов. Кажется, что они находятся под защитой неких небесных покровителей. Примером может послужить имение в деревне Львовка. Она возникла на южных границах земельных владений Пушкиных в тридцатых годах девятнадцатого века. Сначала сюда дед Александра Сергеевича сослал непокорных крестьян. А чуть позже построили барский особняк, в котором жил сын поэта, герой русско–турецкой войны Александр Александрович. Усадьба сохранилась до наших дней с прекрасным парком. Конечно, говорить об идеальном порядке, как на территории музея–заповедника в Болдино, пока не приходится. Территория изрядно заросла бурьяном, и всюду видны следы запустения. Сейчас в доме полным ходом идут реставрационные работы. Уже настелен пол, подходят к концу кровельные работы. В комнатах кроме стен ничего еще нет. Со временем здесь будет размещен еще один музей – литературных героев «Повестей Белкина». Этот проект позволит возродить и саму деревню. Сегодня она находится, как и многие небольшие населенные пункты, на грани исчезновения. По замыслу руководства Болдинского заповедника планируется создать на базе Львовки образец типичной русской деревни прошлого. В рубленых домах будут размещать гостей, также построят трактир с типичной кухней пушкинской поры. Естественно, для отечественных и зарубежных туристов начнут показывать сценки из жизни крестьян времен крепостного права. Понятно, что необходимо создавать развитую инфраструктуру, и для этого необходимы деньги. Однако в любом случае имение будет сохранено, и его не постигнет печальная участь домов Пашковых и Жомини.

Национальная святыня

По–другому усадьбу Пушкиных в Болдино назвать нельзя, а выражение «болдинская осень» давно стало нарицательным. В этом году музей Пушкина отмечает 55 лет со дня своего создания. 170 лет назад приезжал Александр Сергеевич сюда в последний раз. В 1918 году было предложение о ликвидации дома и парка. Отстояли имение простые крестьяне, предки которых были у Пушкиных крепостными. Полуграмотные мужики с вилами и топорами по очереди ходили охранять национальную святыню, словно ясно понимали, какую роль предстоит сыграть усадьбе в будущем.

По материалам газеты "Арзамасские новости" - 2006 год

Метизы и строительный крепеж арель.рф.
Арзамас, карта сайта
Cайт Арзамаса, Арзамасского района