Арзамасский район
Арзамасский районАрхив новостейКартаГалерея

Златые осколки

Свидетельство землемера

Один из таких документов – план города, составленный титулярным советником, землемером Петром Дроновым «в 1832 году августа 26 дня». Он дает представление о размерах Арзамаса, планировке улиц и многом другом. Западная граница городской черты пролегала по берегу Теши, северная – по контуру современной улицы Калинина, восточная – по 50 лет ВЛКСМ, а южная – по Вахтерова. Город делился на два условных квартала. Межа между ними пролегала с севера на юг по нынешним улицам Коммунистов, Мучному ряду и Красноармейской. Контуры улиц на плане 1832 года уже правильные и практически полностью соответствуют современной карте Арзамаса. Названия их не указаны, но они легко угадываются. Почти все улицы имели тогда по два, а то и три названия, оттого мы и будем пользоваться для удобства нынешними наименованиями.

С северного конца ул. Советской выходила дорога на Н. Новгород, ул. К. Маркса выводила на дорогу в город Княгинин, по ул. Ленина выезжали на Симбирск, по Володарского – на Пензу. Путь на Москву лежал через выездновский мост.

В плане Дронова указаны предприятия, церкви, монастыри и некоторые учреждения города. Например, есть воспитательный дом, который располагался по ул. Кирова, практически на месте нынешнего детского приюта. В северной части ул. К. Маркса, примерно напротив памятника Жукову, помещалась градская больница на 25 коек. На берегу Теши, в районе современного выездновского моста стояли многочисленные кузницы.

Землемер отметил в своем плане 29 различных заводов, указал их месторасположение. Большая часть из них – 23 – кожевенные, а помимо 2 медных, 2 крашенинных, свечной и воскобойный. Большинство предприятий находилось в нижней части города. Стоит упомянуть, что всего за 9 лет до этого – летом 1823 года Арзамас пережил самый страшный в своей истории пожар, истребивший именно на низу 120 домов со множеством кожевенных заводов.

Кстати, П. Дронов указал на своем плане лишь производства, существующие внутри городской черты, а было еще немало предприятий за ее пределами.

Кожевенное дело

Выделка кож – то было главное арзамасское производство, существовавшее и процветавшее к 30–м годам XIX века уже два с половиной столетия. Кожевенные заводики держали и не самые богатые арзамасцы, а уж оборотистым купцам обходиться без оного заведения было несолидно. Так, самый барышистый предприниматель Арзамаса всех времен Петр Иванович Подсосов нажил свои миллионные состояния торговлей овчиной, баранами, салом и мясом, и свою кожевню завел (за городом, кстати). В 1833 году на этом заводе установлена была первая на всю округу паровая машина, что, правда, местный люд расценил тогда как чудачество богатея, а не как технический прорыв или модернизацию производства. Еще через пять лет после этого, в 1838 году, предприимчивый Подсосов приобрел золотые прииски в Минусинской тайге, чем, между прочим, указал дорогу многим крестьянам Арзамасского и Ардатовского уездов на новый отхожий промысел.

«Жители водою довольствуются»

Однако вернемся к плану титулярного советника Дронова. Помимо схемы города он составил топографическое описание. Приведем отдельные части его словами землемера. «Одна часть города стоит на горе, а другая – под горою. Река Теша в летнее время запружается, а состоящая на оной мельница действует только по наполнению воды на один постав. Речка Шалим (имеется в виду Шамка – ред.) течение имеет весною, а в летнее время пересыхает. Два Сальниковых пруда (сейчас известные как Гайдаровские – ред.) существуют от наполнения воды весной и от бываемых летом дождей. Озеро Спасское по случаю низности месторасположения по употреблению жителям на пищу не удобное.

Жители водою довольствуются. Живущие под горою из колодезей, а живущие на горе – из двух прудов Сальниковых, коих на зимнее время для употребления в пищу и на прочие потребности недостаточно, а ездят на состоящие в выгонной земле пруды для сей надобности запруженные, Рамзай и Горячий называемые, на расстоянии от городской межи двух верст. Бедные же жители тают снег и употребляют на пищу и прочие потребности».

Послания золотого века

Чем памятен 1832 год, когда П. Дронов составлял свой план? Во–первых, страшным голодом, охватившим всю округу вследствие недорода хлебов. Читаем у Н. Щеголькова, записанные им рассказы старожилов: «Во многих местах питались желудями, древесными корами... Тогда во весь год ни песен, ни смеху не было слышно». В том же 1832 году, в июле, был освящен первый предел Воскресенского собора.

Сей прекрасный храм является доказательством не только ревностного отношения арзамасцев к церкви, но это еще и главное свидетельство оборотистости бизнеса местных предпринимателей.

«Город хорошо устроен»

Один заезжий путник оставил восторженные описания нашего города в 11-м номере журнала «Отечественные записки» за 1839 год. «Город вообще очень хорошо устроен: улицы вымощены камнем, фонари, стоящие на улицах, по ночам зажигаются, а не стоят только для вида, как в иных, даже губернских городах. Тротуары также не представляют из себя капканов для ног несчастных пешеходов. Видно, что арзамасцы смотрят на удобства города не так, как в других местах». Мостовые и тротуары, однако, в хорошем состоянии сохраняются не столь долго, как здания. Поэтому, наверное, во все последующие годы многие гости находили другие поводы для восторгов, а вот благоустроенностью своей Арзамас с тех пор никого уже не поражал.

По материалам газеты "Арзамасские новости" - 2006 год

Смотрите подробности шторы рулонные цена у нас.
Арзамас, карта сайта
Cайт Арзамаса, Арзамасского района