Арзамасский район
Арзамасский районАрхив новостейКартаГалерея

Что превращает юношей в дедов?

Жуткий случай в Челябинском военном училище заставил общество вспомнить и заговорить о дедовщине в армии. Хотя СМИ регулярно сообщают о военнослужащих срочной службы, убегающих из частей от побоев, трагедия курсанта Сычева, широко освещенная в прессе, вызвала шок.

Дедовщина как явление, безусловно, существует в Вооруженных силах. И бороться с ней надо. Но прежде этого стоит определиться с понятиями. Одни под дедовщиной подразумевают явное неравенство солдат первого и второго годов службы при выполнении, скажем, хозяйственных работ (все самое трудное и грязное во всех частях достается «молодым», хотя перед уставом солдаты всех призывов равны). Для других дедовщина – это физическое и психологическое издевательство, садизм.

Особые отношения между военнослужащими первого и второго года службы сложились давно. По сути, в частях служат ровесники, но одни имеют колоссальную власть над другими. Отчасти такое неравенство оправдано. Все премудрости армейской жизни, солдатской науки неопытный солдат постигает у опытного. Офицеры лишь руководят этим процессом, контролируют и направляют его. Освобождение от мытья туалетов, например, – это такая негласная привилегия старослужащих. «Старые» по отношению к «молодым» ведут себя жестко (на языке устава это называется тяготы и лишения армейской жизни), но не жестоко. Такая мягкая форма дедовщины преобладает в подавляющем большинстве воинских подразделений. В сериале «Солдаты» она показана достаточно достоверно.

Но, к сожалению, в армии в силу ее закрытости от общества и по причине стремления отцов–командиров замять любое ЧП в пределах части сложилась идеальная атмосфера и для жестокой дедовщины. Достаточно появиться группе садистов, которые, почувствовав вседозволенность и власть, начнут издеваться над сослуживцами. При попустительстве офицеров быстро возникает традиция экзекуций. Солдаты первого года переносят зверства «дедов» и на втором году сами превращаются в зверей. Одинаково плохи командиры, не знающие о том, какие бесчинства творятся у них под носом и те, что закрывают на это глаза. И уж совсем ужасно, когда офицеры сами участвуют в избиении солдат.

Сегодня, говоря о борьбе с дедовщиной, важно еще определить, кто должен бороться с ней. Общество пытается всячески помочь. Но, думается, армия сама и может и, самое главное, должна лечить сей недуг. Ничего особенного делать–то и не надо. Достаточно офицерам уметь видеть и уважать в срочниках людей. Достаточно вспомнить о суворовском отеческом отношении к солдатам. Если для командиров задача вернуть спустя два года парней живыми и здоровыми будет столь же приоритетна, как и поддержание боеспособности части, то и проблем с дедовщиной не будет. Пока же армия не проявляет особого желания изживать злостные проявления неуставных взаимоотношений. Такая позиция вызывает тревогу в обществе и создает питательную среду для активизации матерых «правозащитников–общечеловеков», которых на пушечный выстрел к армии подпускать нельзя. А мы сейчас пускаем. И эти господа вдохновенно создают и тиражируют миф о том, что в наших частях только и происходят сплошные массовые избиения молодых солдат.

По материалам газеты "Арзамасские новости" - 2006 год


Арзамас, карта сайта
Cайт Арзамаса, Арзамасского района